Thu07192018

Last update07:04:13 AM GMT

Profile

Layout

Direction

Menu Style

Cpanel
Back #200 КАТАЛОГ: МЕДИА Луганск "Новоросская" рука в российском бюджете

"Новоросская" рука в российском бюджете

  • PDF

В стране «ЛэНэРии» очередной дедлайн. Опять тихо скрипнув скрепами, рухнул еще один оплот отечества, царя и долларового патриотизма. Сотрудники «УБЭП МВД ЛНР» по поступившему доносу выявили преступную схему, согласно которой должностные лица Луганского медицинского университета вывели из бюджета «ЛНР» 2.8 млн. рублей РФ.

Ведется следствие, устанавливаются виновные. Оставшиеся в живых и не сбежавшие по старо-лэнэровской-«новоросской» традиции в Россию, подтягивая внезапно образовавшийся насморк, дают показания в подвалах этого самого «УБЭП МВД ЛНР». Судя по показаниям, 2,8 млн. рублей, это только с начала этого года. С момента отжатия университета и перехода его из страшного плена Украины под свободные флаги непонятно чего, уплывшая непонятно куда сумма может оказаться значительно больше.
А я вот не пойму, чего они нервничают. Расследуют. Возбуждаются, вернее, возбуждают. Дела там разные. Суды напрягают. Ну, во-первых, жарко. Работать в такой жаре сложно. Во-вторых, не жалко. Денег, в смысле не жалко. Деньги-то не бюджетные, не заработанные, так сказать потом и кровью тружеников молодой «республики». Деньги российские.
Ну, какая вам разница, господа, сколько тратить бюджета Российской Федерации? Они себе еще нарисуют. И вам привезут. Наоборот бы, помогли, переняли так сказать опыт, схему, внедрили бы ее еще в пару «университетов». И пилили бы в привычном ракурсе бюджет «братской» вам страны. По-братски, так сказать.
Эх, молодо-зелено! Вот, берите пример со Свердловска. Тоже, ваш, отжатый край. Но умный! Не чета «столице» Лугандонии. Здесь по-тихому, с ведома и по договоренности пилят рубли-фубли Российской Федерации, не оглядываясь, не заморачиваясь, и не впадая, в так сказать, патриолэнэризм.

Вот, например, в «налоговой» Свердловска взяты к учету только маленькие скромные предприниматели. Все, кто имеет отношение к «власти», комендатуре или «РИМу», работают без уплаты налогов и сборов. Тихо платят «РИМу» (Александру Гайдею), который тихо сидит в Новочеркасске, и так же тихо руководит городом и идущим через него контрабасом. И не только из России. Контрабас, который провозят афганцы с территории Украины, тоже идет по-тихому. Как результат, из «контрабасных» денег строят детские площадки, устраивают праздники и метут город. Горожане рады: чисто, красиво и с песнями.
Вот это подход. И бензин на заправках дешевле, чем в Луганске, и лекарства в аптеках из Украины, и продукты нормальные (это так сейчас называют продукты, произведенные в Украине) можно купить. Свердловск - государство в государстве. А я и рада, горжусь городом, сумевшим так уделать мистера Джабу.
Да, а заявочки на городской бюджет, как и зарплаты чиновникам- «ЛНР», Свердловская городская администрация подает регулярно. И, естественно, получает из бюджета РФ свои кровно отжатые. И не надо вот делать глазки и кричать, что рубли в «ЛНР» печатает ЛНР-банк. Привозят из России. И на зарплаты, и на пенсии, и на того парня.

О зарплатах и пенсиях. В «ЛНР» в бюджетной сфере количество чиновников где-то раз в пять выше, чем в Украине. На такой кусочек отжатости столько врачей, налоговиков, милиционеров, судей, прокуроров, учителей, работников архивов, счетно-кассовых аппаратов исполкомов,- удивитесь вы?
Ну. Работать все хотят, это раз. И зарплату привозят из России, это два. Почему бы и не раздуть штаты. Скоро у уборщиц в школе будут бюджетные водители и парикмахеры. А что? Между прочим, в «ЛНР» один раз почти построили Швейцарию. Правда, краска в картридже закончилась, но это ерунда. Главное, задатки есть. В пенсионном фонде Свердловска вообще молодцы. Сотрудники собрано, старанно и регулярно подают к начислению и сами же получают пенсию за всех выехавших из города пенсионеров. Здесь сразу убивают двух ополченцев, тьху ты, зайцев. Сохраняют численность горожан. Мол, вот, люди рады, счастливы, никуда не уезжают. Даже не умирают. Так как умерших пенсионеров из базы пенсионного фонда так же не исключают.
Когда агитировали за «русский мир», всегда говорили, что Россия великая и богатая страна. Вот свердловчане и подумали, если Россия такая богатая, что дает столько танков и снарядов, то почему бы ей и не раскошеливаться дальше. И внедрили схемку. Ну, так себе, всего-то на пару сотен  миллионов рублей в месяц.
Я вот ухудшения в бюджете России из-за этого не заметила, да, думаю, и россияне тоже, если еще любят «новороссов».

Но «мертвые души» в пенсионном, это так, бутончики. Основная прибыль в «ЛНР»-Свердловске и убыль в бюджете России, это, конечно же, шахтеры. Что там той бабулькиной пенсии в 2 000 рублей, тьху. А вот шахтер, с пенсией в 18 000- 120 000 рублей, это уже ягодка.
Вот, как назначают пенсии? Хоть в Украине, хоть и в «стране ЛэНэРии», успешно передравшей украинское пенсионное законодательство. Для начисления пенсии берут в формулу, что? Правильно,- стаж с предприятий, которые оплачивали пенсионный страховой взнос за работника. Если предприятие не оплатило обязательный пенсионный взнос за работника, то стаж не засчитают. Ха, наивные! Согласно решению Пенсионного фонда г. Свердловска, в стаж засчитывают время работы в ТОВ ДТЭК «Свердловантрацит» и «Ровенькиантрацит». Хотя Ринат Л-ДэНээРович, утверждает, что налоги бандформированиям он не платит. Это подтверждают и сами сотрудники пенсионного фонда в своих официальных разъяснениях. «И хотя ТОВ ДТЭК не оплачивает пенсионные взносы, мы не будем обижать наших шахтеров. Все обратившиеся за назначением пенсии ее получат, и стаж будет засчитан». Если Ахметов денег в пенсионный не дает, будем верить, то, получается, сотрудники пенсионного фонда Свердловска кинули Россию. Умнички! Золотые девочки.
Шахтеров, понятное дело, обижать нельзя. Они должны верить в «республику», благосостояние и процветание. Иначе могут бузить. В это, конечно, уже никто не верит, но побаиваются. Рината Л-ДэНээРовича подставлять тоже вроде бы не с руки. Могут за такое и в посадку отвезти. Картошку там покопать. Угу! Тут специалистов по этому делу сейчас много.

Поэтому решили кинуть братков. Ой, братьев из России. И подавать суммы к начислению пений шахтеров без вот этого вульгаризма,- взносы, обязательные, пенсионные с предприятия.
Россия –богатая страна. Чего жалеть ее бюджет? Это глупо и не рационально. Лучше, как говорят у нас в приграничье, пацаны –контрабандисты, срисовать кэш себе, чем тому парню. Тем парнем в случае конкуренции за поставки «гуманитарного» груза, является Сирия. Пенсионеров там, правда нет, но, я уверена найдут и там на что списать многокилограммовый бюджет Российской Федерации.
В общем, в зоне жить можно. Даже хорошо. Главное, четко срисовать схемы. А это у выходцев из Партии Регионов и коммивсегда хорошо получалось.
Что делать Украине в этом случае? Получать удовольствие. Ведь Донбасс все равно повис на шее России пока еще померным грузом. Пусть висит.
Грабят «ЛэНэРию» чиновники-учителя-врачи-налоговики-предприниматели-милиционеры-прокуроры-судьи и даже научные сотрудники, ну, и пусть грабят. Скрепная страна, как-никак. Русский обыватель эту информацию вряд ли поймет. Он до таких схем в жизнь не догадается. Поэтому так и живет.

А чиновники "ЛНР" за время войны увеличили свой долларово-гривнено-рублевый капитал, хранящийся в украинских банках, как минимум раз в сто.
Отношение «новороссов», «лэнээровцев» и других высокоскрепных жителей Луганской области к России и ее бюджету, пикантно говорит нам о том, что никогда мы и не будем братьями, если даже «новороссы» относятся к России, как к ресурсу, не иначе.
Свердловском я горжусь. Ну, кинули Россию на фубли. Ну, кинули Плотницкого на столько же раз по два. Как говорится,- всё для фронта, всё для победы. Город, даже по мнению самих "защитников", словно застыл вне войны и разрухи. Православные экстрасенсы заговорили о том, что город избранный и заговоренный. Ну, то высшие материи, контрабандистам и работникам правоохранительных органов об этом знать не полагается. Заговоренный, не заговоренный, главное, жив, здоров и схемы мутит. На том и стоит!
А вот Украине к схемам «развода России и вымывания средств из бюджета» все же нужно присмотреться. Чиновник-то луганский, он из системы, а система еще жива. Надеюсь, после победы никто не собирается «работников» всех этих налоговых, милиций, институтов оставлять на работе?


Дрожь земли...


Эти мысли мне пришли в голову в августе 2014 года. Тогда наш город обстреливали ГРАДами с территории РФ, пригорода города Гуково. Было страшное время. Уже мы оплакали многих. "Ил" в Луганске, погибших солдат возле нашего города, в десятке километров от нас лежало выгоревшее поле подсолнечника-Зеленополье. Шли бои КПП "Червонопартизанское", КПП "Изварино", КПП" Должанский". Днем не стреляли. Мы знали это и уехали в село, чтобы собрать последний урожай. В селе уже стояла комендатура, был полицай, а дома были изрешечены осколками. Моя улицы выходила в степь. Я специально выбирала дом, вернее, дачу, жили -то мы в городе, чтобы встречать рассветы, слышать запах свободы, бродить босиком, собирать свои волшебные травки. Я легла на землю и растворилась в ней. И вдруг...Вдруг я услышала, как от меня в степь, куда-то в сторону границы, ушла волна и земля вздрогнула. Я думала, что это взрыв от снаряда, но было тихо. И я услышала. как дрожит земля. Внутри, от страха и гнева, от боли и отчаяния. Я гладила ее, и говорила, что все будет хорошо. Приехав домой я увидела в новостях сообщение, что на Донбассе было зафиксировано землетрясение,- район соседних Ровеньков. Это был нонсенс для Донецкого кряжа.
7 августа 2016 года в новостях я увидела, что в Донецкой области было землетрясение 4,6 балла. Снова август. И вспомнила все это. Август 2014 года. Моя горящая степь. Мои слезы. Мою дрожь земли....

Дрожь земли. Написано в августе 2014 года.
"Дедушка всегда говорил: «Слушай землю, она, как сердце, плохого не подскажет». Слушай, как о живой. А дедушка у меня был добрый и мудрый. Он-столяр, тесля. А столяра, это люди музыки, они чувствуют энергию дерева, его песню, значит, могут чувствовать и дыхание земли. Он и научил меня чувствовать. Не только землю. Просто чувствовать. Когда я помогала ему плотничать, зарывалась руками в стружки, гладила доски, изучала срезы, в руках просыпалась какая-то сила, она струилась по мне, укутывая теплом, иногда била током, но, чаще, просто грела и пульсировала где-то в районе души. И он научил меня разговаривать с землей. И бабушка. Когда мы шли в степь, у нас не было машины, и мы ходили в степь за травами, просто гулять, пошептаться, как смеялась бабушка, меня отпускали на волю. Я могла носиться по степи, как жеребенок, безудержно скакать по курганам, летать наперегонки с птицами, а потом, когда я вдоволь нахлебавшись степным ветром, падала от усталости, мы садились в тень дубравы и слушали землю. Мне рассказывали мне какую-то сказку или бабушка пела, пока я не засыпала на свежескошенной траве, уткнувшись носом в охапку степных трав. Дедушка говорил, что, когда мое дыхание ровняется с дыханием степи, то я становлюсь одним целым с землей, тогда я не буду болеть.

Потом уже, во взрослой жизни, я прочитала гипотезу, о том, что земля-живая. У нее есть пульс и дыхание, она чувствует боль, радость, тревогу, плачет и дрожит, когда ей плохо или страшно. В моем детстве было принято ходить босиком, тогда еще, земля вокруг не была изгажена битым стеклом, породой, окурками, пластиком, железом. Сейчас, чтобы пообщаться с землей, у меня остались степи да скалы.
Сейчас, чтобы почувствовать землю, ее силу, дыхание, нужно ехать прочь из города. Хоть не далеко, хоть на чуть- чуть, но прочь, от камня, ненависти, несвободы.
Как только я попадаю в степь, все… Босоножки, тапки, туфли, долой. Идти, притрагиваясь к обжигающей земле, слушать, чувствовать ее пятками, ступнями, пританцовывая от растекшегося, словно мед, зноя. Бежать, плыть, кружиться.
В степи ты не человек: ты-стриж, играющий с небом; ты- ковыль, шелковистая грива земли, которую любит расчесывать ветер; ты- чабрец, полынь, материнка, мята, которую родила земля для силы и песни; ты-родник, живая кровь земли, студеная, бьющая током холода, ласкающая и дающая силы жить.

Когда лежишь на земле, в степи, нужно закрыть глаза, и постараться, утихомирив мысли дышать в такт с землей, слышать ее сердце. Только ты- и солнце, ты- и ветер, ты- и тепло земли, ты- и кузнечики, ты- и птицы.
Мира нет. Он растворяется в стрекоте, зное, запахах, свете. И тебя нет. Ты-это земля, теплая, плодородна, разогретая, живая. У тебя бьется сердце. Тук-тук-тук…
Но оно бьется не в груди, а там, глубоко под тобою, ты просто слышишь этот ритм и твое тело отдается ему, отвечая в такт. Тук-тук-тук…
Может и был смешон в своей простоте и наивности, заросший, бородатый, всегда ходящий босиком чудак, Порфирий Иванов, мой земляк, написавший «Детку», но он слышал землю, и она радовалась общению с ним. Язычество ли это,-нет! Это любовь к земле.
Земля иногда дает странные знания, не всеми понятые, не всеми оцененные, но такие простые. Они идут к нам со стуком сердца, прохладой родников, запахом трав, сиянием звезд, дождями и радугами, мычанием теленка, ржанием лошади, и даже ночные трели сверчков-это знания земли. Скольким пыталась она дошептать, донести, рассказать…

А говорили ли вы, когда-нибудь со своей землей? Слушали ли ее сердце?
Он, бородатый чудик, обсмеянный людьми, слушал, и написал. «Детку». Правильную, не правильную, праведную, не праведную, но мудрую, помогающую, опускающую с придуманных небес, ставящую босыми ногами не на богатство и золото, а на сухую, мокрую, холодную, раскаленную землю, дающую возможность услышать…тук-тук-тук…
В наших степях затерялся маленький, незаметный и малоизвестный поселок БОГИ. Да, даже так. Боги, омывали здесь свои ноги, от степной пыли в кринице на степном кургане. И не знали Боги, что когда-то на этом кургане будут стоять русские солдаты, орудия и ГРАДЫ, и кто-то, маленький и смертный, возьмет на себя право лишать жизни и рвать мою степь ранами, напитывая ее не дождем, а кровью.
Порфирия Иванова и его «Детку» почему-то особенно почитают в России, к нам часто приезжали высокие гости из правительства России. Эти места, степи, криницу, очень любила жена Назарбаева. Удивительно было видеть десятки босых людей, в дорогих костюмах и галстуках, молчаливо стоящих в степи, подставляющих ветру и солнца лица и души, в надежде, что придет единение, а степной жаркий ветер высушит их боли.

Ах, знают ли россияне, так приветствующую войну и благословляющие убийство, что они стреляют в места силы? Ах, знают ли москвичи, испорченные квартирным вопросом, скольким страждущим, покалеченным городской злобой, моя земля дала силы жить? Ах, знают ли, солдаты, плюющие на мою землю ненавистью, что такое дрожь земли?
Дрожь земли. Странное понятие. Но ощутимое. Это как ток, который проходит по телу, нервам, генам, лишая и иссушая в человеке плодородие, вскрывает в нем червоточины и пробуждает к жизни нарывы.
Дрожь земли-это когда, уставшая не от тяжелой работы, а от горестного ожидания предчувствия беды, мать, поднимается на встречу почтальону, зная, что он принес похоронку.
Дрожь земли-это вулканы, сжигающие что-то ненужное, наводнения, смывающее что-то ненужное, катастрофы, ломающие что-то ненужное. Что-то ненужное, это мы, копошащиеся в своем величии и забывшие о своей ничтожности.

Вздрогнула от боли моя степь, принявшая в себя пули, кровь, жизни, тела…вздрогнула моя степь…и дойдет эта дрожь и до полей, и до рек, и до городов, тех, кто возомнил себя Богом, и пришел убивать на мою землю.
…А говорили ли вы, когда-нибудь со своей землей? Слушали ли ее сердце? Любили ли ее? Дарили ли ей свою любовь? Гладили ли ее? Баюкали, как ребенка? Что вы знаете о земле, идущие по ней?
В степи всегда присутствуют все стихии- воздух, огонь, земля, металл. Ну, скажете вы, первые три, понятно, а металл?-металл, это я.
Маленький, металлический, городской человечек, помнящий свои корни.
А может быть,нет?! Может быть, я, выкованный в степи, на ее жарких полуденных углях, окуренный степными травами боевой меч, который ждет своего хозяина, чтобы сверкнуть в его руке очищающим мир светом?
А может я степная гроза, степная молния, ярче которой, только вспышка от взрыва галактик? Я, разрываю ваше небо, чтобы докричаться…Эй, что вы делаете, она живая!Мы-живые!
Слышите?-тук-тук-тук!

…Напротив нас, возле города Гуково РФ, срочно переместили лагерь беженцев, теперь на его месте ГРАДЫ и НОНы, они смотрят на нас:Червонопартизанск, Свердловск, Ровеньки, Краснодон. Им все равно, что мы живы, что у нас бьется сердце, им все равно, чью землю топтать.
Но, не все равно моей земле. Я слышу, как ее дрожь, уходит по степи, туда, где ненависть, к истокам, чтобы погасить ее очаг своей любовью и силой…чтобы не прервалось тук-тук-тук"…
(Написано в августе 2014 года, число я не помню).
Берегите землю и жизнь!
Сейчас, зная, что происходит в зоне, я, как и многие мои земляки ждем от земли, нет, не чуда. Откровения! Земля должна стряхнуть с себя то, что считает лишним. Войну! Зло! Ненависть! И не важно будет ли это на Донбассе или в России, я знаю, что будет. Дрожь земли  даст нам знак!

Трагическая история со счастливым концом

Мне очень важно рассказать вам одну трагическую историю с очень счастливым концом, но, как говорят у нас в народе, не хочу палить контору. Ну, потому, что моя трагическая героиня, живет в зоне оккупации. А у них там сейчас совсем не сахар. Ситуация приобрела полный, неуправляемый разлет психиатрических диагнозов с регулярным их наложением в несовместимой с реальностью проекции.Главврач местной городской психиатрической клиники уже два года на полном серьезе говорит, что ему кажется, что все здоровые у него скрываются от злободневности жизни. И грустно добавляет, что владея обременительным грузом знаний, ему все тяжелее общаться со здравомыслящими «новороссами», находящимися в состоянии шпиономании, хунтопобедизма, клептопутии и руссошизма. Возможно поэтому те, кто еще в здравой так сказать реальности, описывают ситуацию в «ЛэНэРии» одним лаконическим словом, - кабздец.  

Но, вернемся к моей героине и ее приключениям. Так как попадать в самые скарабезно-скрепные ситуации это её, то мы давно и ласково зовем её -Бидося.
Звонит мне эта Бидося пару дней назад (я выдержала паузу, хотя и очень хотелось поделиться, чтобы дорогу не попутать) и заливает мне телефон истерическим усьопропальством:
-Лена, усьо, меня повязали. Шо будет? Домой хаааааааачууууу. Там же дитёёёё и куры не кормлены! И усьо! И как оно? А я. Вот. И теперь…
Так как с Бидосей мы общаемся уже больше пятнадцати лет, то я легко дешифрую любое усьопропальство, как и победобдение регулярно звучащее у меня в ухе.
Блин, ну, как попала, повязали, - раздумываю, я, понимая, где она находится, так как два месяца готовила для нее вот этот план - перелет.
Бидося ездила в Украину. По важному делу. Потом расскажу по- какому. Ну, очень важному и вам понравится. А, значит, стоит на КППВ и что-то явно пошло не так, так как априори у этого человека так пойти не могло.

Определив параметры зрады, усьопропальства и уровня опасности я останавливаю все еще рыдательно-панический поток междометий в телефоне:
-Ты где? На КПВВ?
-Ы!- слышится среди всхлыпывания.
- Туда или назад, - я как можно лаконично ставлю вопросы, во избежание поглощения информации третьей стороной мембраны.
-Назад. В смысле вперед. В смысле, смотря, где для тебя зад.
-Йоханнный степной суслик, - нервничаю я, - ты домой или из дома?
-А, - реагирует Бидося,- домой. Мы уже были из дома. Мы уже все получилось. Ой, Лена, как же хорошо, а было. Я так плакала. Он так руку жал и речь такую. А я сразу реветь. И мы не знали. И не ожидали. Вот! А домой не пускают. Мы уже…Ой, Леночкааааа, шо будет? Но было ж так хорошо. Я плакала. И он так вышел и говорит…

Н-да! Вот вы что-то поняли? Угу! А меня представьте. Одна часть мозга, как дешифратор, весь этот штирлиг разбирает на внятность, вторая соображает, что могло пойти не так, третья уже думает, как решать и куда звонить, а четвертая внемлет потоку Бидосямыслия.
-Стоп,- я собираю в кулак всю себя с силой волей в обнимку.- Ты соберись, а то с таким пояснением ты там Новый год встретишь,- пытаюсь я остановить поток Бидосясознания.
Трубка замолкает. Но на секунду. И реветь:
-Ленааааа! Шо все так плохо. А как же куры? И дитё?
Да, - думаю я, с аналогией Нового года, я перестаралась.
-Нет, - говорю, - все хорошо. Ты на какой стороне КПВВ и в чем проблема?
-На нашей.
Тыдыдынь! "Наша сторона" - то сейчас у всех своя «наша». Пояснение на грани!

Уточняю:
-На украинской или на «ЛНР»?
-Тю, я ж тебе говорю, на нашей. Тута военный и он мине говорит: «Жіночко, дорогесенька» и не пускаеееееет. Я конечно в «ЛНР» не очень-то и хочу, но там же дитё, муж, и куры, и хатаааа! Ленаааа!
-Так, стоп-террор! – я теперь точно понимаю, что «на нашей», это таки на нашей, в Украине. - Давай разбираться, в чем проблема. Первое, тебя военный, как назвал - «жіночко, дорогесенька»? То-то! Если бы все было плохо, то бы тебя так отчихвостили. Вспомни «защитников» новоросского недоразумения. Они так разговаривают? Нет! Вот! Идем дальше. Может он тебе что-то пояснял?
-Ага!
- Вот, начнем с главного. Что? Куда и где?
-Он мине бумажку дал. И сказал звонить, там усьо решат и помогут.
-А ты звонила?
-Не, ты шо! Я сразу плакать и тебе звонить. Тута много таких сидит. Уже несколько дней. Все злые, ругаются. Орут. Кричат. Страшно! Но никто не звонит. Всем бумажку дали. Никто не звонит. Говорят, а вдруг еще хуже будет! Ну, типа ж это укропский телефон. Мало ли какие данные они собирают.

-Ага!
Это единственное, что в тот момент мой мозг сказал интеллигентного и доступного читателю. Все остальное сказанно-подуманное, конечно, красочное, и даже, возможно, могло бы претендовать на высокий литературный слог, но у Бидоси от моего монолога, аж телефон глюкнул и выключился.
Хорошо, что я перед этим успела записать телефон, который ей дал военный на КППВ. Украинский военный, подчеркиваю.
Я дозвонилась со второго раза, и мне ответил приятный, мужской, молодой голос. Служащий Старобельского координационного центра. Я лаконично пояснила всю глубину ситуации. Он быстро открыл все файлы Бидоси. Поздравил меня с событием (тихо, я же обещала, позже рассказать, не нервничаем и не перебиваем). Пояснил, что нужно сделать для ускорения прохождения КППВ, указал на возникшие проблемы и методы их устранения.
Очень расстроился, что граждане Украины попали в такую ситуацию. Потребовал позвонить, как только и сразу, как.

Три раза сказал «тримайтесь, все буде добре». На украинском это звучало не устрашающе, как у признанных гениев русского тролинга, а по-доброму, что, правда, хотелось поплакать, и я ему поверила. Правда, чуть обалдела от того, как работают служащие в Украине. С уважением. С сопереживанием. С тактом.
В общем, рассказывать всю нелепость ситуации не будут. Это на два романа. Поэтому кратко. В центре помощи жителям оккупированной территории, который работает от какого-то Норвежского центра, вблизи КППВ, что-то не так написали в заявке на получение пропуска. Так как были изменения, а они по-старому. В общем, не важно. Важно, что когда Бидося перезвонила, я четко дала ей маршрутную карту искоренения мировых проблем.
И…В течение 30 минут после того, как в этом центре помощи, что-то тыкнули, что-то пискнуло, и обновились ее данные, и я перезвонила в Старобельский координационный центр, уже был готов пропуск на ее дочку. Тридцать минут! Тот же молодой человек, удовлетворенно выдохнув по завершению процесса, пожелал мне, Бидосе, молодому поколению и всем жителям оккупированной части Донбасса мира, мудрости и терпения.

Дальнейшее повествование об окончании приключений уже было вечером, после того, как моя героиня, хотя, в этом случае уместно написание с заглавной, добралась домой.
И так. Этап первый. Переход.
-Лена, подхожу на це КПВВ, на шпиньках, морда красная в соплях, глаза - китайцы завидуют, руки дрожат, вата из мозга переползла в ноги. Подаю пропуска. Военный смотрит и…Улыбается. И говорит. Удивленно, даже слишком удивленно:
- Жіночка, дорогесенька. То ви дійсно подзвонили куди я казав?
Бидося призналась. Контору она спалила сразу, шпийон из нее никудышный, свободно может подрабатывать распятым мальчиком.
- Подруга звоныла. Ну, я ей подзвоныла, а вона им подзвоныла. Бо я дурна усьо перепутаю. А она умна. То вона дзвонила. Шото не так, я все испортила, да, взад идтить?

Военный заулыбался, еще шире и пожал ей руку:
-Моя ж ви дорогенька, Господи, жіночка, які ж ви перелякані. Все так, голубонько! Ви найчарівніша та найрозумніша жіночка за все мое чергування. І подруга ваша. А дитинка, яка ж красуня, дай Бог тобі парубка гарного. Просто ми усім даємо телефони, пояснюємо, як виправити помилку. Це просто зміни внесли. Два дні тому. А не всі перелаштувались. А вони сидять. Розумієте. Сидять. Гноблять одне одного, нас, але не дзвонять. Ми нічого не розуміємо. А ви молодці!
Короче, Лена, мы пройшлы. И тут….И тут подрывается это усьо, шо сидит там и не звонит, и бежать за нами. Перекошенное. С рожами людей, обожравшихся опарышей. Знаешь, как страшно? Мы, думаем, они в атаку. А мы- то уже на прошли. А они орать. А я, как отпрыгну. А военный, как рявкнет,-куды прем! А они как заорут,-взятку дала, скатина!

Лена, я им полчаса рассказывала через военного и шлагбаум, шо я пошла и за 30 минут усьо сделала. И бесплатно. И шо звонить надо по телефону, а не смотреть на закат. А они орут, усе взяточники, укропы, вымогают деньги и издеваются специально. Лена, знаешь, дай Бог здоровья и терпения отем военным, шо там стоят. Шлагбаум и тот понял, куды ему идтить, а, как ты говоришь, пенобетонные, нет. Я им,-позвоните, вам помогут. А они, везде укропы, взятки, блат. Тьху! Чють настроение мине не спаганили. И проклинают. Смерти желают. Лена, а лицааааа. Как в кино. Про зомби. Страшно. И ведь стариков там нет. Больше нашего возраста. Сороколетки. Почему они такие?
Я ж Лена два раза поругалась. Первый раз у Старобельске, а второй раз ото на КПВВ. И с кем? Не с «укропами», не. С местными, то есть нашими. Решала там наш свердловский на меня напал, типа. Какое я право имею сама ездить все оформлювать. Так и сказал,- шоб у тебя ноги поотсыхали, дура проклятая, мы из за вас без работы сидим. Сильно умные, мол, стали! Хорошо, шо охранник высунулся, а то б он меня довел. А второй раз с подмостовосидящими. Ты, знаешь, от они ж войну делают. И в стране, и в головах, а не понимают, эх!..
В общем, все хорошо, что хорошо заканчивается. Вывод прост: верь Украине и все у тебя получится.
А теперь история в истории. Или главное в главном. Я же обещала, что главное позже расскажу.

Бидося ездила с дочкой получать паспорт. Через всю «ЛыНыРию», блокпосты, обстрелы, по жаре, со слезами, страхами, паникой. Но поехала. И получила! Без решал, затрат, взяток!
Так что у нас на одного гражданина, осознанно заявившего, что он хочет паспорт, паспорт и гражданство Украины, стало больше. И для меня это важно! Так как человечек учился в школе лэнэрии, с попами, молебнями, патриотами «новороссии» и принял решение. Сам! А значит, не все еще потеряно в нашей Луганщине!
И очень важно было слышать, как рыдая, но уже от счастья Бидося рассказывала, как…
Как в паспортном столе (миграционной службе) их поздравили с рождением Гражданина Украины. На украинском языке. Поблагодарили за мужество и выбор, осознанность и веру в Украину.

-Лена, уже рабочий день заканчивается. Но нам сказали сидеть и не уходить. Сидим! А он вышел и так вежливо: «Заходьте, будь ласка!». Мы зашли в кабинет. А он протягивает паспорт и говорит: «Шановна пані»… Понимаешь, моей пиндипюльке «пані»… «Сьогодні у вашому житті великий день. В цей тяжкий для країни час, Ви стали громадянкою України. Хай ваш шлях, буде вільним, сповненим світла, любові та добробуту»… Он так говорил красиво. Но я не слышала всего, аж как «пані» и «шановна» услышала, усьо, слезы градом. А он нас обнял и руку пожал. Вот! И военный на КПВВ поздравил нового гражданина Украины с получением паспорта. Вернее, гражданку и «красуня», «чарівна дівчинка», «хай тобі Бог дає». Лена, это так красиво. Так важно. Так нужно! ЫЫЫЫЫ,-рыдает Бидося,-в Украину хочу!...
Знаете, в этой истории много смысла. Жизнь она вообще осмысленная штука. Кто-то хочет видеть зло, и он его видит везде, даже в добре.
Кто-то боится сделать шаг, так как рядом стоящие, пугают неизвестностью, но он делает его, так как верит. Неважно во что, в себя, в страну, в мир или в неизвестных ему людей.

Кто-то на войне зарабатывает деньги, а кто-то теряет жизни.
Наверное, так было и будет, ведь все мы разные. И без «пані», «шановна», «красунечка» не увидеть тех, кто со злом и перекошенным сознанием.
И без тех, кто со злом, не так раньше воспринималось это «пані», «шановна», «красунечка», да и было не таким нужным.
И маленькая победа маленького человека на этой войне, так же важна, как победа целой страны. Ведь мы и есть эта страна.
И паспорт. Обычный паспорт стал чем-то другим. И это важно. И очень важно, чтобы по всей Украине, все молодые люди получали паспорт только в торжественной обстановке, с цветами, почетным караулом, Гимном, заплаканными от счастья родителями, гордящимися своими детьми. Тогда будет Страна! И Граждане! И осознание единства! И не будет войны! Все будет Украина!
П.С. Остался лишь горький вопрос: что делать с теми, кто не звонит, не верит, ненавидит. Но, я думаю, все вместе мы справимся и с этим. Ответы уже близки!

Олена Степова