Sun08182019

Last update08:23:39 AM GMT

Profile

Layout

Direction

Menu Style

Cpanel
Back МЕДІА КАТАЛОГ: МЕДІА Крим «Русские на сдаются». КРЫМСКАЯ ИСТОРИЯ

«Русские на сдаются». КРЫМСКАЯ ИСТОРИЯ

  • PDF

… Все, что тут написано, пережито нами с первого дня оккупации и до момента, когда вышли из Крыма. Мы расскажем о том, как поступил каждый, находясь на своем месте, а так же, как поступали отцы командиры. Почему слили Крым, почему сдали позиции, пусть каждый делает выводы, а мы просто расскажем, как это было…

“Еще сегодня утром я был уверен во всех своих людях, а после этого я не уверен, что в бою, спина у меня будет надежно прикрыта!!!” 
Именно такие слова буквально орал на плацу зам командира по гуманитарной подготовке механизированного батальона 36 отдельной бригады береговой обороны майор Николай Гончаров. Свое недовольство, а скорее, даже гнев, он высказывал заму комбрига подполковнику Валерию Бойко.
Суть дела состояла в том, что в бригаде провели анкетирование, где на стандартном листочке каждому военнослужащему бригады было предложено ответить на один из трех вопросов примерно такого характера. 1.Увольняюсь из Вооруженных сил Украины. 2. Остаюсь служить народу Крыма. 3. Остаюсь верным Присяге.
Анкетирование провели днем, а вечером всю бригаду построили и замкомбрига своим выступлением дал понять, что анкетирование было чем-то вроде проверки на вшивость.
Это потом мы поймем, что все акции такого плана были четко спланированы предателями вроде полковника Стороженко и его заместителя Валерия Бойко. А тогда мы и подумать не могли, что эти люди в слове Родина видят просто шесть букв и ничего больше. Именно после вышеописанных событий я начал замечать, что Коля Гончаров уже не тот. Постоянное нервное перенапряжение, заставляло меня все время шутить, подбадривать парней, но некоторые из них за один-два дня сильно изменились. Вечно о чем-то думали, иногда даже избегали общения. Но об этом потом…

******************
Все началось еще до того, как наши военные части стали окружать “зеленые человечки”. С 20-х чисел февраля сложно было не заметить в Симферополе группы “чужаков” – в основном мужчин, явно приехавшие из соседней страны. Они ходили по городу небольшими группами, ничем особенно стараясь не выделяться из общей толпы. В городе что-то назревало. И вскоре, стало ясно, что спецоперация неких сил началась…
Выражать свою проукраинскую позицию в Симферополе, было если и опасно, то не смертельно. По крайней мере в начале февраля. А уже 22 числа пророссийски настроенные люди поставили палатку на площади Ленина, якобы для того, что бы охранять одноименный памятник и организовать запись в отряды самообороны. Там я встретил одного из знакомых парней, который тоже периодически ходил в наш спортзал. Имени его, к сожалению не помню, но промышлял он организацией разных заказных митингов еще до начала событий на Майдане. Надо отметить, что милиция тогда не ушла в сторону, а пыталась мирно их уговорить не накалять обстановку.
А 23 числа на площади Ленина митинг за Украину собрал такое количество людей, что, казалось, вопрос с Крымом закрыт. Не могу даже примерно назвать цифру, но это были десятки тысяч, так как пройти и по Кирова и по другим улицам вокруг площади было практически невозможно – везде стояли люди и слушали выступающих. Странно, что об этом сегодня мало кто вспоминает. Речи выступающих в основном были о том, что люди хотят жить честно, без коррупции во власти. Наверное, большая часть людей на площади тогда составляли крымские татары, но огромное количество людей были и украинцы. После митинга я встретил своего соседа, с которым долго обсуждали происходящее. События в Киеве так сильно его задели, что он начал разговаривать на украинском языке, чего потребовал и от своих детей. Забегая наперед скажу, что в итоге он остался там и не мне, наверное судить, как поменял или не поменял он свое мнение.
Нельзя забывать, что в те же дни происходила организованная встреча бойцов “Беркута” в разных городах Крыма. Cобирались митинги, и это преподносилось, как возврат героев домой. Следующие дни были не спокойными. По городу уже бродили представители так называемого “Народного освободительного движения” и казаки.
Первые серьезные столкновения мирных граждан Украины и адептов путина произошли возле здания Верховной Рады Крыма 26 февраля. Патриотические силы Украины, основу которых составляли крымские татары, собрали многотысячный митинг. В противовес им сначала вышло совсем не много оппонентов. Получив от редактора задание, посмотреть и по возможности сфотографировать, что же там происходит, я встретился с товарищем, и мы пошли на место событий. Все проходило относительно спокойно, но в районе 13-14 часов к пророссийски настроенным людям начали присоединяться целые колонны людей, которые прибывали из других городов.

То к одним то к другим присоединялись группы людей, бывало, случались и конфузы. Колонна, возглавляемая одним из членов сообщества афганцев Крыма присоединилась к сторонникам Украины. Те их пропустили в свои ряды. Но потом, разобравшись, что перепутали, заблудившиеся двинулась в обход здания к своим. В это время мне позвонил один из коллег, и спросил, поеду ли я с ними в Бахчисарай, освещать, как проходят дни, посвященные Тарасу Шевченко в военных частях. “Ты что, не видишь, что происходит?” – спросил я. “Ну, не знаю. Нам из Киева поставили задачу”. Непонимание ситуации было у людей, которые находились в Симферополе, жили недалеко от ВР Крыма. Что мы могли требовать от тех, кто находился в 1000 километров от Симферополя, каких решений ждать. Находясь в Киеве они вряд ли могли понимать всю серьезность ситуации в Крыму. Ведь там еще даже не закончили делить портфели.
Вскоре, когда “строителей русского мира” и почитатели такой же “весны” стало примерно столько же, сколько и про-укранских людей, провокаторы сделали свое дело. Началась потасовка. Полное безразличие к происходящему уже тогда показывали представители милиции, на всех подобных акциях просто обозначая свое присутствие. Усилиями многих адекватных людей потасовку удалось остановить. Но “Бандеры, вон из Крыма! Крым – это Россия” звучало все громче и чаще.
Голубые флаги крымско-татарского народа, желто-голубые, черно-желто-белые и триколоры смешивались. И все же прямых смертельних угроз не было. Вспышки агрессии одних к другим изредка возникали, но их удавалось гасить. Не мог не удивить меня тот факт, что парень из нашего спортзала, татарин, тоже стоял на антиукраинской стороне. “Пусть видят, что не все татары за Украину”, - сказал мне Рустем.
 Вскоре, весь Симферополь понемногу превратился в один сплошной триколор. Чаще происходили провокации. Через пару часов стало небезопасно быть не просто про-украинским, а журналистом в принципе. Естественно, если ты не представлял пропагандистский российский канал. До вечера несколько раз были попытки избить журналистов. Для этого периодически какие то тётечки орали на всю Ивановскую : “Провокаторы!!!”. И в том месте буквально сразу же начиналась потасовка. Точно помню, что 26 февраля около ВР АР Крым было несколько инцидентов такого плана в том числе и с иностранными журналистами...

Леонид Матюхин

 Продолжение следует