Sat09232017

Last update07:06:40 AM GMT

Profile

Layout

Direction

Menu Style

Cpanel
Back Страна Запорожье и страна в августе 91-го

Запорожье и страна в августе 91-го

  • PDF

Почему в Москве провалился устроенный членами ГКЧП путч, ускоривший обретение Украиной государственной независимости? Так уж судьба распорядилась, что впервые в Запорожье я оказался ровно 25 лет назад – в августе 1991 года.  В Запорожье, откуда родом моя жена, мы приехали в отпуск, очень быстро почему-то пролетевший.

В то время я работал на краю света – в буквальном смысле слова: редактором газеты в одном из районов Приморского края, дальше которого, как известно, суши нет – только Японское море простирается. Домой нам предстояло возвращаться 20 августа.
А рано утром 19-го, как обычно включив телевизор, чтобы под свежие новости взбодриться сухим вином «Перлина степу», в котором мне нравилось все – от названия до чуть терпкого вкуса, я был шокирован сообщением о том, что Михаил Горбачев, главенствовавший в ту пору в СССР, по причине плохого здоровья передает власть своему вице-президенту и что в СССР создан… новый орган – ГКЧП. И на экране телевизора замельтешили лебеди из балета "Лебединое озеро".
Собственно говоря, краснобая Горбачева [или Мишку меченного, как его называли в народе] тогда уже никто всерьез не воспринимал: было понятно, что срок его президентство истекает. Потому что истекал срок существования империи под названием СССР - она изжила себя и держалась исключительно на штыках своей многочисленной армии.
Но ГКЧП, военный переворот, как я оценивал происходящее, это было слишком.
А по ТВ, тем временем, снова и снова прокручивали утреннее сообщение о передаче Горбачевым власти Янаеву, после чего дикторы замогильным голосом – в моменты, когда балетные лебеди выдыхались и шли на перекур, вещали о введении "в отдельных местностях СССР" чрезвычайного положения, о запрете митингов, демонстраций и забастовок, о приостановлении деятельности партий, общественных организаций и массовых движений. И тем же замогильным голосом спешили добавить, пока лебеди не выскочили на сцену, что ГКЧП выделяет всем желающим жителям городов и сел... по 15 соток земли для ведения садово-огородных работ.
Такая забота о народе меня бодрила, приводя в веселье, не хуже «Перлини степу», хотя на душе было не очень весело.
Только вечером на площади Фестивальной [или она тогда еще Октябрьской называлась?] я услышал из Москвы совсем другое: выступая на митинге у Дома Советов РСФСР, президент России Борис Ельцин заявил, что он издал указ, в котором создание ГКЧП квалифицирует как попытку государственного переворота.
Выступление Ельцина в Запорожье транслировалось через портативный радиоприемник, который принес кто-то с собой на площадь и держал над головой, чтобы было слышнее. И мы, несколько десятков человек, слушали, затаив дыхание, чтобы не пропустить ни слова.
"Давай, Россия, дави путчистов!" – произнес я вслух в какой-то момент, почти выкрикнул. На меня оглянулись. Я развел в стороны руки – извините, мол, не сдержал эмоций, и отправился... собирать вещи: на следующий день мы должны были лететь в Москву. А оттуда – во Владивосток.
Между прочим, в Запорожье в те августовские дни случилось культурное событие всеукраинского масштаба – второй музыкальный фестиваль «Червона Рута». Среди его победителей оказались «Табула Раса», сестры Тельнюк и Андрей Кузьменко, будущий лидер «Скрябина».


Танки идут на Москву
20 августа в Запорожье было не по летнему прохладно, в аэропорт поэтому, как мне запомнилось, мы ехали в ветровках.
Ну а больше всего последние часы пребывания на запорожской земле запомнились… досмотром с пристрастием, которому нас подвергли в аэропорту перед вылетом в Москву. Вещей, кстати, у нас было не очень много – пара сумок, наверное. Они как раз совсем не заинтересовали досмотрщиков. Народ в форме, в том числе и в милицейской, сосредоточился на нашей объемной сумке с фруктами. Я уложил в нее, чтобы удивить в Приморье друзей и родственников, яблоки и груши, сохранявшие аромат летнего украинского солнца, сливы величиной с кулак и все, что отыскал на рынке из садовой вкуснятины. А чтобы ее без повреждений доставить, каждую фруктину я обернул обрывком газеты.
Все это на контроле в аэропорту меня заставили развернуть. И я, матерясь про себя, разворачивал, предъявляя яблоки и груши, а не бомбы, что, вероятно, и предполагали найти в моей подозрительно тяжелой сумке бдительные контролеры.
Зато из Москвы, забегая вперед замечу, мы вылетели без особой проверки багажа. Когда в переполненном аэропорту Домодедово, где не то, чтобы сесть, стать негде было, диктор объявил посадку на рейс Москва-Владивосток, мы засуетились вместе со всеми и вскоре, оказавшись на борту Ил-62, облегченно вздохнули, увидев, как за стеклом иллюминатора тают в ночи огни Москвы - с путчем, ГКЧП, трясущимися руками Янаева и балетом "Лебединое озеро", который я искренне ненавижу по сию пору.

Москва приняла самолет из Запорожья в аэропорту Внуково. В Домодедово мы перебирались на автобусе межаэропортного сообщения.
Выехали из Внуково в темноте. Дорога была не очень оживленной – в столице на тот момент действовал – по распоряжению ГКЧП, комендантский час. И вдруг - остановка. Я выглядываю в окно и вижу, что мимо нас на Москву идет колонна танков.
Не немецких, наших.
Их было столько, сколько я видел только на крупных войсковых учениях.
Для меня, офицера запаса, не понаслышке знавшего, что такое боевая техника, и понимавшего, сколько беды она может наделать в городе, если будет отдан приказ на ее применение против людей, увиденное из окна "Икаруса" осталось самым неприятным воспоминанием о событиях августа 91-го: ночь, широкая трасса, убегающая к огромному городу, и по ней с ревом проносятся танки. Один за одним, один за одним... Десятки танков.
Это уже потом я узнал, что той самой ночью, прибыв в Москву, одна из танковых частей сразу заняла сторону Ельцина и поддерживавшего его народа, чем значительно укрепила веру в победу восставших против ГКЧП, члены которого за несколько дней до объявления чрезвычайного положения приказали одному из псковских заводов прислать в Москву… 250 тысяч пар наручников.
Таковы были масштабы предполагавшихся арестов в столице.
Но наручников понадобилось немного: только для членов ГКЧП.
Вот, собственно, и все, о чем я хотел напомнить читателям касательно событий августа 91-го.

Магические цифры
А теперь я попытаюсь объяснить, почему гэкачеписты, ускорив своими действиями обретение Украиной независимости - подтолкнув ее к ней, были все же обречены на провал. Несмотря на то, что в состав ГКЧП входили все высшие чиновники СССР, включая премьер-министра Валентина Павлова, министра обороны Дмитрия Язова, министра внутренних дел Бориса Пуго и председателя КГБ Владимира Крючкова. Все всесильные чиновники. Это если выпустить из внимания трясущерукого вице-президента СССР Геннадия Янаева.
Что мне понадобится для дальнейшего изложения? Только даты из истории двадцатого и частично – девятнадцатого, столетий и только цифры, которые, как известно с древности, обладают особой, присущей только им, магией.
Причем, меня не весь цифровой ряд интересует. Я из него только три составляющих выбрал: цифры 3, 5 и 6. С их помощью и, опираясь на известные не только мне факты, я попытаюсь проследить хронику государственных переворотов [или, если мягче, хронику смены власти] в нашей недавней истории, включая также перевороты неудавшиеся – путчи, не увенчавшиеся успехом. Проследить и уловить закономерность в этой жестокой, омытой кровью человеческой, хронике.
Сразу признаюсь: мне не ведомо, почему цифры 3 и 6, объединившись в пару, со странной закономерностью вторгались в историю двадцатого столетия - не беру Европу в целом, меня главным образом государство российское и Советский Союз интересуют.
С какого события я намерен отсчет вести?

Отречение императора, смерть тирана и съезд депутатов
Конечно же, с наиболее важного для двадцатого столетия - со дня отречения от престола императора Николая Второго. Имело место оно 2 марта 1917 года [запомним на всякий случай эту дату]. Не собираюсь рассуждать о том, что произошло в последствии - пока меня не привлекает броневик на Финлядском вокзале, Временное правительство и октябрьский вооруженный переворот, вписанный в коммунистические учебники истории под названием "Октябрьская революция 1917 года". Сакцентирую внимание на одной лишь немаловажной, как считаю, детали: в марте 17-го в Российской империи произошла смена власти.
«Признали мы за благо, - заявил по этому поводу Николай Второй, - отречься от престола и сложить с себя верховную власть». И великая держава, основательно, правда, потрясенная и истощенная мировой войной, как бы на перепутье вышла. Куда она, после недолгого раздумья отправилась, известно - к октябрю 1917-го. Ну а мы, не сходя с того перепутья судьбоносного, на котором император пожелал народу своему «скорейшего достижения победы», перенесемся в мыслях на 36 лет назад - в позапрошлый век.
Не припоминаете, чем был омрачен для России март 1881 года? Напомню: убийством, причем, 1-го числа, императора Александра Второго, вошедшего в историю под прозвищем "Освободитель" [он крестьян от крепостной зависимости освободил]. Случайное совпадение - что два российских императора [и оба - Вторые] лишились власти в марте, с разницей в 36 лет?
А заглянем тогда все с того же перепутья, на котором мы задержались для оценки произошедшего в Российской империи до марта 1917-го и произойдущего после него, на 36 лет вперед – в март 1953-го. Из нашего сегодняшнего дня мы можем запросто себе позволить подобное путешествие по времени.
С каким событием он ассоциируется в памяти миллионов? Да со смертью тирана - Иосифа Сталина. И последовавшей затем - подчеркиваю это особо, сменой власти в империи, шифровавшейся аббревиатурой СССР.
В итоге мы имеем два цикла в развитии страны - если отсчет вести с 1 марта 1881 года [Сталин, к слову, умер в самом начале марта - 5-го числа].
Но и это еще не все!
Существует ведь и следующий цикл: в марте 1989 года в стране советско-компарийной происходит еще одна смена власти, вся полнота которой – от партноменклатуры, переходит к съезду народных депутатов.
Опять совпадение? Не слишком ли часто они возникают?
Может быть, перед нами нечто иное - закономерность, скажем, предопределенная какими-то важными, но прошедшими мимо нашего внимания событиями? Впрочем, я не имею намерения углубленно анализировать историю - в ней пытаюсь только интуитивно нащупать узлы-переплетения, на которые, увы, вовремя не нашелся свой Гордий. И затягиваются они поэтому все туже - одной петлей, другой, третьей.

Кронштадт, «группа товарищей» и попытка низложения Ельцина
Начиная с марта 1921 года, в историю российскую вплелась, кстати, еще одна цепь роковых совпадений. «Нас водила молодость в сабельный поход, - всплывают в этой связи в памяти стихи Эдуарда Багрицкого, - нас бросала молодость на кронштадтский лед!» Оставлю за скобками предположение, что стихами своими поэт как бы подчеркивал: только по молодости, мол, можно быть такими простаками - ходящими невесть против кого в поход и бросающимися невесть зачем на лед.
Речь о другом.
О том, в частности, что в марте 1921 года произошла попытка смены власти. В Кронштадте - силами моряков-балтийцев [об этом и стихи Багрицкого], в Тамбовской губернии – силами крестьян [стихов про тамошние волнения никто не писал, но что они премногочисленными оказались - факт]. Вызваны волнения были тем, что за четыре года - с момента отречения Николая Второго, к власти пришли совсем не те, кому желал победы император-отреченец. Совсем не большевиков-проходимцев жаждала увидеть на вершине российского Олимпа исстрадавшаяся от войны и разрухи страна.
Поэтому простой люд в лице краснофлотцев и крестьян – казалось бы, опоры так называемой народной Октябрьской революции [а по сути – большевистского переворота] и вознамерился смести большевиков на свалку истории. Сил, однако, не хватило. И решительности в действиях.
Спустя 36 лет мы получаем… еще одну неудачную попытку смены власти - когда в конце весны - начале лета 1957 года "группа товарищей" из президиума ЦК партии открыто [но без оружия в руках] выступила против укрепившегося у руля государственного после смерти "вождя всех народов" амбициозного Никиты Хрущева.
"Товарищам", а среди них были весьма серьезные политические фигуры – Молотов, Маленков, Булганин, тогда тоже сил и решительности не хватило. А может и ума.
Закручивать следующий цикл?
Пожалуйста: через 36 лет, в марте 1993 года предпринимается попытка низложения президента Бориса Ельцина: девятый внеочередной съезд народных депутатов даже проголосовал за отрешение от власти Ельцина, однако, не набрал необходимых двух третей голосов [за отрешение проголосовало 465 депутатов, против - 350]. К чему привело тогдашнее противостояние в высших эшелонах власти, надеюсь, никто еще не забыл – к расстрелу из танков, на глазах у всего мира, Белого дома. По официальным данным 196 человек были убито, 598 - ранено.

От декабристов – до расстрела Белого дома, через 37-й год
Можно ли было предвидеть именно такую развязку событий в 1993 году? В смысле, с жертвами? Вполне! Стоило лишь покопаться в истории и сопоставить некоторые факты. Увязав их в циклы, как это мы сделали с госперевортами.
Это я к тому разговор клоню, что еще не обо всех узлах-переплетениях исторических сообщить успел.
По моему мнению, не только убийство Александра Второго задержало, повернуло в некотором роде вспять историю Российской империи девятнадцатого века. Не меньшим злом для нее стало и восстание декабристов на Сенатской площади, которое, по случайному[?] стечению обстоятельств… ровно на 36 лет отстояло от французской революции. "Мы подражаем французам", - заметил однажды писатель-гуманист Владимир Короленко, не принявший октября 1917-го и углядевший в нем аналогию с французской революцией 1789 года. А я осмелюсь иное предположить: не будь революции во Франции, не вышли бы и декабристы на площадь. И не стала бы затягиваться петля на шее государства российского.
Одним оборотом - в 1825 году, вторым - в 1881-м [о нем я уже говорил: с ним напрямую большевистский переворот в октябре 17-го связан]. Третий узел - 1937 год. Ну а четвертый - это и есть расстрел Белого дома в октябре 93-го: 56 лет, 56 лет и еще раз 56.
Мне бы очень хотелось надеяться, что именно тогда - в 1993 году, когда совпали оба цикла - короткий 36-летний и более продолжительный 56-летний, они, наконец, погасили друг друга, самоликвидировались. В противном случае...
Впрочем, не буду гадать.

А теперь вновь вернемся в август 91-го. В свете изложенных мной исторических совпадений, можно предположить, что затея членов ГКЧП с путчем оказалась провальной по той причине, что для ее осуществления время было выбрано не правильно. К жестокой развязке событий, последовавших за сменой власти в марте 1989 года, Россию тянул 1993 год. Поэтому путч 91-го можно воспринимать – по крайней мере, из сегодняшнего дня, как репетицию того, что произошло в 1993 году во время штурма, с многочисленными жертвами, Белого дома – по сути, легитимного – всенародно избранного - органа власти. После чего Россия оказалась в средневековье, если хотите: не может называть себя цивилизованной страна, расстрелявшая из танков свой парламент.
И в РФ, которую я покинул в апреле 93-го, уже предвидя, что страна этот год обагрит кровью, началось торжество железной, вернее, бронетанковой демократии. С заездом на танках в Чечню, Грузию, Украину, наконец. Тем не менее, фашистами и хунтой россияне называют нас, украинцев. За то, что мы изгнали президента-мерзавца, отдавшего приказ расстреливать свой народ. Себе же россияне отводят роль благодетелей, огнем и кровью устанавливающих бредовый «русский мир». В природе, как показали события на Востоке Украины, нет подлее и мерзостнее народа, чем представители этого самого «русского мира», которым не будет ни прощения, ни пощады.

Ну а гэкачеписты, организовавшие в августе 91-го пробный, обреченный на провал, захват власти, через сравнительно недолгое время - 23 февраля 1994 года, были амнистированы. А генерала Валентина Варенникова, командовавшего в дни ГКЧП сухопутными войсками Советского Союза, вообще оправдали по суду.

***Украинцы в Москве в августе 1991 года:

zurnalist.io.ua

/