Sat08242019

Last update08:23:39 AM GMT

Profile

Layout

Direction

Menu Style

Cpanel
Back Страна Как пиленгас стал объектом акклиматизации

Как пиленгас стал объектом акклиматизации

  • PDF

Сейчас нередко пишут, что к акклиматизации и разведению дальневосточного пи(е)ленгаса в Азовском море приступили едва ли не по решению Совмина СССР, ЦК КПСС и лично товарища Л.И. Брежнева. Или на худой конец – по указанию рыбного министра Ишкова. Решившего в такой способ повысить промысловый потенциал Азовского моря.
 На самом же деле идея акклиматизировать пи(е)ленгаса в Азовском море родилась еще в 50-тых годах. 

 

Тогда нужды увеличивать промысловый потенциал Азовского моря за счет акклиматизации пи(е)ленгаса не существовало - тарани, судака, сельди, осетров, камбалы, бычка, тюльки тогда в Азовском море было более чем достаточно. Но была проблема с канализационными стоками Ростова, Таганрога, Азова, Керчи, Ейска, Мариуполя, Бердянска, которые без какой-либо очистки миллионами тонн прямиком спускались в Азовское море. А в отношении пи(е)ленгаса уже тогда было хорошо известно, что эта рыба относится к отряду детрифагов (падальщиков). И достаточно эффективно поедает… фекалии. Именно по этой причине даже сейчас японцы практически не употребляют эту рыбу в пищу. За исключением разве той, что выловлена в десятках км от берега. Вот и было предложено использовать эту дальневосточную рыбу – детрифага для биологической очистки Азовского моря еще в 50-тых годах…
Тем не менее, Википедия (https://ru.wikipedia.org/wiki/Пиленгас) подает историю разведения пи(е)ленгаса в Азовском, Черном, Средиземном море не совсем правдиво, а именно так:

…“В пятидесятые годы прошлого века в СССР была обоснована теория, что пиленгас мог бы быть объектом акклиматизации в Азовском и Чёрном морях. Через пару десятилетий Ростовская производственно-акклиматизационная станция (РПАС), сфера деятельности которой распространялась на названные моря, занялась акклиматизацией пиленгаса.
В 1978 году из Бердянского отделения Азовского научно-исследовательского института рыбного хозяйства в г. Владивосток был откомандирован сотрудник БО АзНИИРХ ихтиолог Г.Г. Гроут с целью отлова молоди пиленгаса”…

На самом же деле к разведению пиленгаса в Азовском море приступили в Бердянске еще в 1974-1975 гг., когда никакого отделения ростовского АзНИИРха в Бердянске, а тем более ихтиолога Г. Г. Гроута и в помине не было. Поскольку на тот момент ярый почитатель Третьего Рейха, автор бесчисленного множества фейков (в частности известного на весь мир фейка об изнасиловании 13-летней русской девочки Лизы, которую якобы похитили в Берлине и изнасиловали страшные мигранты с Ближнего Востока) – основатель и бессменный председатель «Международного конвента российских немцев» - Генрих Генрихович Гроут был лишь недоучившемся студентом Астраханского института рыбной промышленности.
Именно в то время, в 1974 году была командирована в единственном числе из Ростова в Бердянск кандидат биологических наук Семененко Л.И, для которой бердянский рыбколхоз им. Ленина, руководимый Кравченко П.И., в меру своих материальных возможностей создал все необходимые для научной работы условия для научной работы. В частности предоставил и отремонтировал помещение под научную лабораторию на территории своего рыбцеха в бердянских Лисках. А несколько погодя выделил на Дальней Косе помещения для научных исследований и проживания и для других сотрудников АзНИИРХа (предметом которых было не разведение пиленгаса, а исследование причин заморов бычка). Вот тогда-то – в конце 1974 – начале 1975 года и была привезена с Дальнего Востока первая партия молоди пи(е)ленгаса и выпущена в Бердовское водохранилище. Наряду с пи(е)ленгасом зарыбили в 1974-1975 гг. Бердовское водохранилище также молодью бестера, толстолобика, белого амура. С целью обеспечения присмотра за выпущенной молодью и ее охраны рыбколхоз им. Ленина арендовал Бердовское водохранилище и создал из рыбаков колхозников специальную бригаду.
И буквально через каких-то несколько лет рыбаки-любители стали на свои спиннинги отлавливать у оголовка Бердянской косы выплывшего из Бердовского водохранилища в открытое море дотоле неизвестного на Азове диковинного пиленгаса.
Так, например, особенно много молоди и крупных особей пиленгаса оказалось в море в 1985 году, когда после обильных дождей резко повысился уровень воды в водохранилище и через гребень водосброса и саму плотину хлынула вода. Старожилы Осипенко (Новоспасовки), Старопетровки, Новопетровки до сих пор вспоминают как “ловили” тогда голыми руками в зарослях травы и в камышах Бердовского гирла 15-20 килограммовых особей пиленгаса и толстолобика. И, даже… – белого амура.
Ну а после того как руководимая Семененко Л.И. научная группа повысила свой статус, была преобразована в лабораторию АзНИИРХа, а затем и в Бердянское отделение ростовского АзНИИРХа, наряду с Бердовским водохранилищем стали зарыбливать пеленгасом и иные водоемы и, в том числе, связанный на прямую с Азовским море Молочный лиман, ставший для дальневосточного аборигена по сути вторым родным домом, эта дальневосточная рыба и вовсе стала в Азовском море промысловой. А вскоре и в Черном. И даже в Средиземном. И дальневосточный абориген стал привычным товаром не только на рыбных рынках Азова, но и Турции, и Израиля.

***
В этой связи вспомнилось, что когда в юбилейном 1975-ом году советская власть вспомнила об участниках войны и обязала руководителей предприятий каким-то образом их отметить (кого долгожданной квартирой, кого квартирным телефоном, а кого – и вовсе ненужной безделушкой или 30-ти рублевой денежной премией…), мой отец – Кравченко П.И., будучи председателем рыболовецкого колхоза им. Ленина, выделил деньги и распорядился соорудить на Бердянской косе памятник не вернувшимся с войны рыбакам. Но за то, что на памятнике наряду с фамилиями погибших, на которых имелись похоронки, по личному указанию отца (чем он после очень гордился) были выбиты также имена и фамилии без вести пропавших на войне рыбаков, у отца возникли неприятности. Отца за такое самоуправство бдительные товарищи обвинили в волюнтаризме. А одновременно и в принижении роли партии, т.к. нашлись свидетели как отец прилюдно в грубой форме отозвался о работе спущенного по горкомовской разнарядке колхозного парторга – откровенного бездельника, демонстративно отказывавшегося выполнять какие-либо поручения председателя.
"Компетентные товарищи" дали команду «фас», подключили слухачей и стукачей, начавших по команде распространять по всему городу разного рода небылицы и слухи (о вроде бы незаконной выплате рыбколхозникам астрономической по общесоюзным и бердянским меркам 13-ой зарплаты, о вроде бы незаконной трате колхозных средств на ремонт выделенного колхозом помещения под лабораторию АзНИИРХа – Азовского НИИ рыбного хозяйства, о вроде бы незаконном финансировании из заработанных колхозом средств научных исследований по акклиматизации в Азовском море дальневосточного пе(и)ленгаса, а также бестера, толстолобика, о вроде бы незаконной трате колхозных денег для приобретения квартир для командированных из Ростова в Бердянск сотрудников АзНИИРХа, о сооружении “неправильного” памятника не вернувшимся с войны бердянским рыбакам, о вроде бы баснословном состоянии председателя колхоза Кравченко И.И. И т.д. и т.п.).
В итоге отца за “волюнтаризм”, “принижение роли компартии”, “нецелевое использование заработанных колхозом средств” сняли с должности. Несмотря на то, что за короткое время перед тем колхоз под его руководством построил на Дальней Косе новый рыбоперерабатывающий цех, профинансировал строительство линии электропередач на Дальнюю Косу, модернизировал колхозный рыбцех в Лисках, отремонтировал слободской и «касьянский» клубы, полностью рассчитался с государством за накопившиеся за десятилетия многомиллионные долги и довел ежегодную чистую прибыль хозяйства до миллиона рублей. Т.е. колхоз стал колхозом-миллионером. И председателя впору было представлять к званию Героя труда. Колхозники на общем собрании вроде бы как стали хором возражать против снятия отца с должности, но отец сам попросил их этого не делать. Поскольку в противном случае наказание за “волюнтаризм”, “тоталитарный стиль руководства” и “принижение руководящей роли партии” было бы более строгим – к пущей радости целой армии слухачей и стукачей, коих в наших курортных и некогда рыбообильных краях всегда было (да и осталось до сих пор. – Прим.) невероятное множество.

Валерий Кравченко