Хождения Ибн Баттуды по Приазовью

По современным оценкам протяженность маршрутов, которыми проследовал в 1325 – 1354 гг. великий арабский путешественник, географ и  писатель Ибн Баттуда (1304, Танжер, Марокко – 1377, Марракеш, Марокко), превышает 120 тысяч километров. Побывал Ибн Баттуда в 30 гг. 14 века и в Северном Приазовье. Причем – трижды.

Первый раз – когда после своих странствий по Египту, Ираку и Малой Азии приплыл из Сануба (Синопа) – порта на южном берегу Черного моря в Эль-Кираш (Керчь), откуда переехал в Кафу, а затем степной дорогой вдоль северного берега Азовского моря отправился в золотоордынский город Азак (Азов) и в столичные города Золотой Орды - Хаджи-Тархан (Астрахань), Сарай Берке, Булгар. 

Второй раз, но уже в обратном направлении, великий путешественник проехал Приазовьем в составе свиты, сопровождавшей жену золотоордынского хана Узбека - хатунь Баялунь, следующую из Хаджи-Тархана (Астрахани) в Константинополь к своему отцу – ромейскому императору (императору Imperium Romanum) Андроннику III Палеологу.
Ну и в третий раз, когда после пребывания в Константинополе он возвращался степным Приазовьем в золотоордынское Поволжье, откуда в составе торговых караванов проследовал уже в сторону Бухары, Самарканда, Индии… 

Живший в XIV в. марокканец Ибн-Баттута, несомненно, должен  быть признан величайшим из всех путешественников, которых знали древний мир и средневековье. Даже достижения Марко Поло бледнеют в сравнении с поразительным трудом, которому была посвящена вся жизнь этого любителя путешествий. За 26 лет он объездил почти все нехристианские страны, известные в XIV в., и оставил после себя самый ценный из всех географических трудов средневековья”…- Рихард Хенниг [(1874 г., Берлин - 1951, Дюссельдорф), известный немецкий метеоролог, географ, историк географии, политолог, профессор географии транспорта в Транспортном университете Дюссельдорфа (1919-1939)], «Неведомые земли», Том III, Глава 139, Путешествие Ибн-Баттуты (1325 — 1349 гг.), М., Издательство иностранной литературы, 1961 - 1962 г.

  Фото. Фото из сети, демонстрирующее интерактивную экспозицию об Ибн Баттуте в торговом центре Ibn Battuta в Дубае, Объединенные Арабские Эмираты, 2 июня 2007 года.  

Итогом без малого тридцатилетних странствий Ибн Баттуды по средневековому османскому миру стала написанная им книга - “Подарок наблюдающим диковинки городов и чудеса путешествий”, пусть и не в полном объеме, дошедшая до нашего времени, и ставшая бесценным источником наших знаний о средневековом мире, литературным памятником средневековой эпохи, в том числе и о золотоордынском Крыме и Приазовье.
Исключительную ценность представляет достаточно подробное описание Ибн Баттудой караванной дороги, связывающей крымскую Кафу [Феодосию.- Прим.] с отстоящим от нее на расстоянии около 700 км Азаком - крупным центром средневековой торговли близ устья Дона. Именно благодаря его свидетельству мы знаем, что на крымско-приазовском участке знаменитого торгового тракта, связывающего на протяжении многих столетий Европу с Восточной Азией, в XIV веке было устроено как минимум 17 + 3 «ямских» станций («ям»), на расстоянии порядка 35 км друг от друга, т.е. на расстоянии одного дневного перехода. В качестве грузового и пассажирского транспорта использовались четырехколесные повозки («арбы», «арабы») и двуколки, а в качестве тягловой силы – лошади и волы. Дорога была столь ухоженной, а гужевые повозки «тюрков» столь удобны (вероятно были снабжены специальными деревянными дрогами, обеспечивающими амортизацию), что по свидетельству Ибн Баттуды путники, сидя в них, в дороге могли не только читать, но и писать. Путники, следующие обычным транспортом со скоростью порядка 25 - 35 км в день, могли в случае необходимости отправить с дороги срочное сообщение (депешу), которое «летящими как стрелы курьерами» доставлялось адресату со скоростью порядка 250 км в сутки.

… Проехав от города Крыма [Солхата. – Прим.] 18 станций, мы прибыли к обширной реке [к Берде-Каяле или к Кальмиусу? – Прим. В.К.], через которую переправлялись целый день. Чем больше скот и арбы погружались в эту воду, тем сильнее становилась грязь ее и увеличивалась трудность (переправы). Эмир [эмир Тулуктумур - попутчик Ибн Батуды в его поездке из Кафы в ставку Узбек-хана. – Прим.], хлопоча о моем покое, отправил меня перед собою с одним из своих слуг и написал для меня письмо к эмиру Азакскому, извещая его, что я хочу ехать к царю, и предлагая ему оказать мне почет. Так мы ехали до тех пор, пока добрались до другой реки [к Миусу? – Прим. В.К.], через которую переправлялись полдня. После этого мы проехали еще три дня [т.е., ~ 100 км. – Прим.] и прибыли к городу Азаку (= Азову) — имя его пишется через а, з и к, — который (лежит) на берегу моря и отличается красивой постройкой. Приезжают туда Генуэзцы и др. с товарами… - Ибн Баттута, «Подарок наблюдающим диковинки городов и чудеса путешествий». Перевод В.Г. Тизенгаузена. Текст воспроизведен по изданию: Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, том I. Извлечения из сочинений арабских. СПб. 1884
 
  Весьма ценным фактом является упоминание Ибн Баттудой расположенной на берегу Азовского моря морской гавани Сурдак (Сурож, Судак):

… “Через десять дней мы из этого города [т.е., из золотоордынского города Укаку. По версии автора известного исторического исследования «Споконвічна земля» Владимира Белинского золотоордынский город Укаку располагался на месте современного города Семикаракорска Ростовской области РФ, отстоящего от Бердянска на расстоянии 380 км, соответствующему 10 дневным переходам. – Прим.] прибыли в город Сурдак (Судак, Сурож) имя которого пишется через су, р, да и к. Это один из городов Кипчацкой степи, на берегу моря. Гавань его одна из самых больших и самых лучших гаваней. Вокруг него сады и воды; населяют его Тюрки и, под их покровительством, несколько Византийцев [ромейцев. – Прим. В.К.], которые занимаются ремеслами. Большая часть домов его деревянные. Город этот (прежде) был велик, но большая часть его была разрушена по причине раздора, который произошел между Византийцами и Тюрками и в котором победа осталась за Византийцами”… - Ибн Баттута, «Подарок наблюдающим диковинки городов и чудеса путешествий». Перевод В.Г. Тизенгаузена. Текст воспроизведен по изданию: Сборник материалов, относящихся к истории Золотой Орды, том I. Извлечения из сочинений арабских. СПб. 1884



Фото.
Схема маршрутов великого арабского путешественника, географа и писателя Ибн Баттуды по Азово-Причерноморью и Поволжью в начале 30 гг. XIV столетия.

 Название Судак с крымскотатарского этимологизируется как suv — вода + dağ — гора, то есть вода у горы. До начала колонизации Российской империей территории, примыкающей к Бердянскому мысу (косе), и отравления ее конским навозом и множеством устроенных выгребных ям местность эта славилась своими источниками «сладкой» пресной воды. 
Что до удобства Бердянской бухты для устройства в ней порта, то по этому поводу известным гидрографом, кавалером орденов Российской и Османской империй за описание берегов Черного и Азовского морей (и… подробного гидрографического описания Синопской бухты в том числе, которым коварно воспользовался российской флот для разгрома всего османского флота в ноябре 1853 года. – Прим.), контр-адмиралом российской морской службы Николаем Критским было сказано: «Гавань при сей косе (Бердянской. – Прим.) уступает разве что только Ахтиярской (после переименования в 1826 г. г. Акъяра-Ахтияра в Севастополь - Севастопольской. – Прим.) бухте»…- из рапорта капитана второго ранга Н.Д. Критского (ок. 1784 г., о. Крит – после 1834 г., Одесса?) на имя командующего Черноморским флотом (с 1816 г. по 1833 г.) адмирала А.С. Грейга (1775 г. – 1845 г.) от 20. 02. 1825 г.

Учрежденные же ранее – в самом конце XVII века и во второй половине XVIII века на неудобьях азовского мелководья российские порты в Таганроге (1698 г.) и в Мариуполе (1779 г.) были построены по нужде, поскольку вплоть до аннексии Крымского ханства в 1784 году Российская империя не имела доступа к морскому заливу у Бердянского мыса. Потому-то одновременно с аннексией Крыма фаворит Екатерины II – граф Г. А. Потемкин – “Таврический” стал вынашивать план о закрытии порта в Таганроге и переселении всех его жителей в иное место.
Поэтому более чем вероятно, что что описанная Ибн Баттудой «одна из самых больших и самых лучших гаваней» Сурдак (Судак, Сурож) на Азовском море, скорее всего располагалась у Бердянского мыса (косы). Ибо достоинства Бердянской бухты для устройства в ней порта были известны мореплавателям задолго и до капитана-гидрогафа Н.Д. Критского – потомка древних венецианских мореплавателей, и до того, как российским императором Александром I после личного осмотра этой бухты в октябре 1825 года было велено разместить в ней новый морской порт – Новый Таганрог.
То, что в века Средневековья Азовское море наряду с прочими названиями называли Сурожским в относительно недавнее время было хорошо даже выпускникам средних школ. Поскольку на исторических учебных картах, по которым им преподавали историю средневековой Руси, Азовское море именовалось Сурожским…

   
Фото. Фрагмент учебной карты №16 «Торговые пути Руси XI — XIII вв.» из исторического атласа авторства доктора исторических наук, профессора, известного исследователя «Слова о полку Игореве»  К.В. Кудряшова (1885 - 1962), изданного в 1928 году в Москве и Ленинграде. Азовское море на этой карте поименовано… Сурожским. 

К слову, упомянутый в «Слове о полку Игореве» Сурож отнюдь не город в Восточном Крыму, как о том не устают утверждать в комментариях к тексту в каждом новом его издании исторические фантазеры, а… – Азовское море.
Примечание: *Некоторые из исследователей полагают, что в Булгаре Ибн Батуда не был, а при описании этого золотоордынского столичного города у слияния Волги и Камы воспользовался текстами других авторов.

Валерий Кравченко

www.andersval.nl/